Перенос ММКФ на весну из-за чемпионата мира по футболу, конечно, сделал праздник кино в Москве, да и не только Москве, а России, особенным. В этот раз изменилось очень многое в первую очередь в техническом отношении: московский кинофестиваль потерял стратегически важную позицию, когда мог брать в конкурс те картины, что не были по вкусу отборщикам Каннского форума. С внеконкурсными программами получилась такая же дилемма, когда рынок довольно узкий: Каннский кинофестиваль выпал, искать вдохновение приходится массово в Берлинском кинофестивале, но времени уже не так много и все вопросы решать приходится буквально в ещё более жёсткие сроки. Конечно, альтернатива нашлась практически сразу – это Венеция, откуда к нам если и добирались, то всего 2-3 картины. На этот раз пришлось более внимательно отнестись к этому сегменту, чтобы хоть как-то заполнить программу фестиваля высокоуровневыми фильмами.

На самом деле, опасения конкретно за конкурсную программу были преждевременным. В этом году удалось собрать едва ли не самый сильный конкурс за всё время, причём это можно сказать не только касательно наших картин, которые по традиции едва ли чем-то уступали Кинотавру (а там настоящая война за шедевры), но и про зарубежных гостей. Становится даже несколько обидно, что мозоль фестиваля – а это тот самый момент, на который сетовал многократно Кирилл Разлогов – призы получают наши фильмы. Тут даже дело не в том, что «Царь-Птица» или копродукционный «Спитак» не заслужили столь высоких наград, нет, речь идёт в первую очередь о том, что статистика играет большую роль. В 2019 году многие режиссёры несколько раз посмотрят, прежде чем посылать работу в Москву, учитывая тот факт, что победить у нас довольно сложно, а доказать неориентированность и неангажированность на отечественную кинематографию – невозможно априори.

Отдельные вопросы, конечно, вызывает фильм «НЮ» Ян Гэ, получивший специальный приз жюри. Картина на самом деле стала некоторым шоком. Во-первых, на тот же пресс-показ фильма, а это бывает раз в два года, было чрезвычайно сложно попасть по причине того, что картина вызвала интерес не только у профильной публики среди журналистов, во-вторых, это последовавшая реакция. Многим киноведам и критикам подобное кино показалось низкосортным, поэтому его по традиции окрестили позором конкурса и должны были забыть, но нет – фильм был оценён жюри. И к этому, на самом деле, есть серьёзные вопросы, ведь культурная ценность, причастность к искусству вещь не такая уж и спорная, «НЮ» явно не национальное достояние, как та же «Царь-Птица», поэтому ответов на поставленные вопросы просто лучше не искать. С трудом верится, что без известного бэкграунда в шоу «Голос» Ян Гэ могла бы так прогреметь, приковав к себе внимание прессы. Не было бы никаких споров, если бы картина «НЮ» одержала победу в рамках ушедшего в небытие конкурса «Перспективы», там она была бы к месту по концепции, но брать приз в рамках основной программы – это непозволительная роскошь, пусть и не имеющая лобби.

В сухом остатке получаем, что практически все призы остались в России. А надежды на награды у зарубежных гостей были очень сильные, как и их работы. Проходных картин в этом году не было, организаторы подобрали потрясающий по силе конкурс, где победить могло абсолютно любое кино. Да и у зрителей фаворит в голосовании сменялся чуть ли не каждый день, неединичными были случаи, когда завсегдатаи ставили высшую оценку в самом начале и очень жалели об этом, потому что каждый последующий фильм нравился всё больше и больше, но и в этом правиле, понятное дело, были исключения.

В конкурсе документального кино фаворитов было несколько, но победила та картина, которая получила наилучшую прессу ещё только в самом начале фестиваля, когда мы только говорили о формировании программы. Парадоксально, но тут оспаривать нечего – приз получили не творческие искания Бориса Митича в «Похвальном слове ничему», а «Чистильщики», имеющие яркую и актуальную направленность.

Конкурс короткометражного кино в очередной раз огорчил. К сожалению, самая молодая конкурсная программа продолжает искать свой путь, но найти его не может. Слишком противоречивые картины, зачастую те, которые не могут поспорить друг с другом, сделали этот сектор проходящим. Поэтому зрители охотнее шли смотреть уже проверенную подборку «Уголка короткого метра», а не что-то новое. Хотя и там не обошлось без определённого рода сюрпризов, но оно и понятно – выбрать из более чем 1000 картины всего пару десятков нереально сложно.

Бальзамом на душу для многих, что уже традиционно, стали внеконкурсные программы. Настоящий калейдоскоп чувств захватил зрителей в рамках программ «Мастера», куда были распроданы почти все билеты. Наконец-то удалось показать программу, посвящённую Брюсу Ли. Традиционно трудно было попасть на документальное кино программы «Свободная мысль», а также на эксклюзивные премьеры «8 1/2 фильмов» и «Эйфорию». В этом плане фестиваль кипел, пусть дело и было вовсе не летом, а весной, но это никак не отразилось на общение зрителей и профессионалов в кулуарах, а, значит, не всё так плохо, фестиваль жив и продолжит жить дальше. Не ясно только – где мы будем встречать фестиваль в 2019 году: в весне или лете, потому что у президента фестиваля появилось желание всё-таки сохранить текущие даты.

Андрей СЕРГЕЕВ, NiceKino.ru